«Ряды тех, кто видит, что король-то голый, растут»

Перечитав наше с ним интервью 22-летней давности, Михаил Борисов, кандидат в депутаты Государственной думы от партии «Парнас», слегка поморщился: «Слишком пессимистично».
-  А ты, значит, оптимист? - не без ехидства поинтересовалась я.
- Оптимист! – парировал он и, пожалуй, задумался.
- На чем же зиждется твой оптимизм в современном мире?
- Знаешь, после 1993-го у меня было ощущение полной безысходности. Новая Конституция тогда провозгласила неограниченные возможности Президента. Поставила его над всеми ветвями власти. Нам это всерьез грозило повторением пройденного…
- Так мы и сегодня живем по той Конституции, несколько, правда,  подправленной.
- Изменения небольшие и не самые важные. Главное осталось прежним, никто не останавливает президента, когда он совершает грубейшие ошибки. Сегодняшний оптимизм вызывает то, что тогда все были за увеличение полномочий президента, а сейчас стало понятно: президента нужно ограничить. Надо честно признать, что тогда, в девяностые, мы, демократы, внезапно оказавшись у власти, были не готовы к ней. Приходилось в спешке принимать  решения. Сейчас выросла команда, понимающая не только что надо делать, но и детально знающая, как это делать.  Уровень профессионализма у оппозиции гораздо выше, чем у власти. Страна вновь находится на пороге изменений, но мы гораздо лучше к ним подготовлены. Команда профессионалов готова сменить команду людей подобранных по принципу личной преданности. Ряды тех, кто видит, что король-то голый, растут.
- Девяностые дали надежду на добрые перемены. Тебя не шокирует, что нынче их принято называть «лихими»?
- По-моему, это определение впервые прозвучало из уст нынешнего Президента. Ложь, конечно. Начнем с того, что Путин не жил в СССР. Да-да, местом его жительства была несуществующая ныне Германская Демократическая республика. Одна из лучших стран социалистического лагеря. Наиболее, по крайней мере, обеспеченная и сытая. В девяностых он тоже не голодал, и, по свидетельству политолога Марины Салье, как раз и принадлежал к тем, кого впоследствии столь критически заклеймил. Салье перед выборами 2012 года опубликовала свое расследование. Через месяц ее не стало.
- И все-таки… как насчет «лихости»?
- Под лихим человеком в 16 веке понимался уголовный преступник. Затем так стали называть смелых, авантюрных людей. Был даже военный корабль, названный «Лихой». Девяностые стали благоприятным временем для людей, готовых пойти на риск. Но, если говорить о преступности, могу заверить: уровень преступности в девяностые ничуть не превышал предыдущих лет. Я тогда был депутатом Свердловского областного совета. И в соответствии с имевшимися полномочиями запрашивал статистику – особого взлета не наблюдалось. Дело в другом – до того момента у нас преступности вообще не было. Если, разумеется, верить газетам. А газетам верили абсолютно. В девяностые пресса в разы увеличивала тиражи на криминале. С непривычки казалось страшно. Да еще в стране вдруг резко появился бизнес по установке дверей и решеток. Чтобы люди легче расставались с деньгами, их требовалось как следует запугать.
- У большого количества наших современников девяностые остались в памяти как стартовая площадка…
- Появилось много возможностей для самореализации. Те, кто не сидел, сложа руки, в ожидании, что завтра все закончится, достигали больших успехов. Были и другие. По полгода не получавшие зарплаты, они не решались попробовать себя в новом качестве. Надеялись на хороших начальников. Выжидали. Верили, что все как-то образуется, рассосется. К слову, я тогда много мест работы сменил. Увольнялся, как только возникала первая задержка зарплаты. Но такая возможность была лишь в крупных городах. В небольших ситуация была сложнее.
- Мне кажется, тогда все хотели свободы. Сегодня свобода (либерти) – жупел, от которого большинство торопится откреститься. Ты по-прежнему выбираешь партию, в названии которой присутствует это слово. Что движет?
- Во-первых, и тогда не все хотели свободы. Все хотели Западного изобилия, колбасы в неограниченных количествах. Хотели результатов, которых достиг Запад. Мало кто задумывался над средствами, Западом избранными. В лучшем случае к ним были равнодушны. Я помню митинги на Плотинке в конце восьмидесятых… Народ призывал вернуться к Ленинским принципам демократии… Что до меня… Да, я состою в Партии народной свободы (сокращенно «Парнас»). Партия народной свободы – это, между прочим, второе название кадетской партии. Кадетом был мой дед, сражавшийся в Гражданскую под знаменами Колчака. То есть, получается, я – последовательный внук своего деда. Но есть еще один момент. Когда моя супруга -учитель истории – спрашивает на уроках, какая из дореволюционных партий вызывает наибольшие симпатии, ученики обычно вспоминают кадетов.
- «Парнас» чего добивается?
- В России власть заставляет ходить строем. Это глупо и неправильно. Потому что строй чаще всего ведет в тупик. Когда ошибку совершает конкретный человек, тяжесть последствий ложится на этого конкретного человека. Остальные сделают на его примере соответствующие выводы и пойдут другим путем. А в результате достигнут определенных успехов в своих начинаниях. Из успехов отдельных людей складывается успех общества. Его процветание. Его эффективность. Но, чтобы люди могли выбрать свой путь, они должны быть свободны. Свободны политически и экономически. Деньгами должен распоряжаться тот, кто их заработал. Выкачивание средств через налоги в общую копилку, а затем их раздача на национальные проекты не приведет страну к процветанию.
- Не востребована либеральная идея сегодня.
- Не согласен. Даже статистика, обычно подыгрывающая власти, утверждает, что, примерно, половина населения уже не ждет подачек от государства, а рассчитывает на себя. И процент таких людей растет. Но, если человек рассчитывает только на себя, он есть приверженец либеральной идеи. Пусть сам этого не осознает. Так что ситуация вполне благоприятная. Половина надеется на себя, а те, кто живет за счет государства (чиновники, полиция, бюджетники…), начинают понимать: без процветающей экономики у них нет будущего.
- Когда-то россияне мечтали о разделении властей. О том, как различные ее ветви будут контролировать друг друга, чтоб выигрывали мы. В результате они, невероятно размножившись численно, просто слились в экстазе, а мы… мы вообще никому не интересны.
- Разделения нет. Разделение возникает, когда законодательная власть принимает законы, ограничивающие деятельность главы государства. Неважно, как его называют – царь, король, генсек, президент... Дело не в названии, а в том, насколько ограничен глава государства. Вертикаль власти – зло. Абсолютное зло и вред. Вертикаль власти – одна из главных причин распада СССР (кстати, у России есть шансы повторить этот путь). И еще – вот сейчас наши областные и городские чиновники все чаще говорят: «Как хорошо было при Росселе, при Чернецком…» А ведь серьезно – тогда у делового, успешного работоспособного чиновника были реальные шансы карьерного роста. Сейчас на все знаковые места Москва засылает своих послушных, но часто тупых, ставленников. Те руководят, ничего не понимая в предмете и раздражая более грамотных подчиненных. А между тем, как неизбежное следствие вертикали - растет количество отчетов, по которым центр пытается контролировать ситуацию. Бумаг становится так много, что их уже никто не читает. Но никто и не пытается отменить. Ни у кого не вызывает тревоги, что составлять никому не нужные документы приходится в ущерб основной работе.
- «Взбесившийся принтер» уходит в отставку. Вряд ли новый состав Государственной думы будет сильно отличаться от прежнего. Даже если несколько мандатов получат инакомыслящие, изменить статус-кво не удастся. Неужели тебе хочется работать в такой компании?
- Нет, не так. Действительно, раньше чтоб попасть в выборный партийный список, надо было соблюдать абсолютную лояльность к власти. И, соответственно, в Думу попадали самые послушные. Готовые выполнить любой приказ. Флюгеры. Куда ветер подует, туда они и клонились. Сейчас ситуация меняется. Полдумы (225 человек) избирается сегодня по одномандатным округам – совсем другие реалии. Вот пообщаются такие кандидаты, пусть даже из «Единой России», с избирателями, попробуют доказать им, что никто лучше не сумеет защитить интересы граждан своей страны, выслушают кучу претензий, обеспокоятся тем, что отвечать за свои решения придется отныне перед народом… Глядишь, мировоззрение и изменится. Гарантий, естественно, никто не даст, но в 1989 году КПСС тоже решила поэкспериментировать. Что получилось? Да, на съезде в большинстве оказались все равно коммунисты. Но, спорить не о чем, это были уже другие коммунисты. И небольшого количества граждански активных людей хватило, чтоб изменить ситуацию.
- Одна моя знакомая сказала: «Меркель так надоела немцам, что в следующий раз ее не выберут». Что могут «не выбрать» у нас ей даже в голову не приходит. У нас все «стабильно».
- И опять возникают аналогии со старой сказкой. Помнишь, как там придворные в упоении, стараясь перещеголять друг друга, расхваливали наряд короля. Чем закончилось? Ну да, появился ребенок, воскликнувший: «А король-то голый!» И все вмиг прозрели. Сегодня у россиян какой выбор – либо бесстыдно и бессовестно поддакивать власти в любых ее начинаниях, либо прослыть национал-предателем из пятой колонны. Национал-предателем (хотя никто толком не знает, что это такое) быть никому не хочется. Тем более в сказке «плохое зрение» объяснялось внутренними недостатками подданных – хороший человек, безусловно, должен был разглядеть то, чего нет – в данном случае, отсутствующее платье. Неуверенные, мятущиеся  люди и сегодня боятся выступать против общепринятой точки зрения. С большинством уютнее, спокойнее, теплее. Легче делать карьеру, что немаловажно. А все равно, рано или поздно, найдется «ребенок», знающий правду. И ему поверят даже те, кто давно никому не верит, давно ни в чем не участвует. Постепенно народ научится выбирать людей умных, компетентных и способных отстаивать свою позицию вопреки любому давлению сверху, людей прошедших через разные жизненные испытания, способных сочувствовать чужому горю.
- Как ты?
- На днях занес в избирательную комиссию справку, что не судим. Там растерялись, ведь я предупреждал, что судимость есть. На самом деле – судимость снята. Но из песни слов не выкинешь. Был такой эпизод в моей жизни. И бесследно он не прошел.
- Впервые об этом слышу.
- После московского физтеха я работал в Свердловске, в Институте электрохимии УрО РАН. Там был общий принцип: нужны какие-то материалы - берешь спирт и обмениваешь. Институту требовался капрон. Он имелся на заводе РТИ. Мы взяли два литра и отправились за тридцатью метрами. На дворе стояли андроповские времена, борьба с хищениями… Обмен состоялся, и нас практически тут же задержали. Потом это было квалифицировано как хищение в крупных размерах. Мы, конечно, тут же во всем признались, институт очень хлопотал… В общем, дали два года исправительных работ по месту службы. Через год освободили от дальнейшего отбытия наказания. Но след остался. Родители говорили, если ради общего дела, ради людей, иди вперед, действуй, не останавливаясь ни перед чем. Коммунистическая идея, между прочим, цель оправдывает средства. Судимость заставила переосмыслить этот принцип.  
- А испытание медными трубами?
- Властью? На собрании трудового коллектива в 1990-м институт выдвинул меня в депутаты. В Областном совете входил в комиссию по законодательству, возглавлял подкомиссию по переизбранию судей. От меня много тогда, что зависело.
- Не воспользовался?
-Не воспользовался и не втянулся.
- Предположим, ты уже в Государственной думе. О чем будешь говорить в первую очередь? Какой законопроект отстаивать?
- Действовать придется в зависимости от расклада сил. Но, разумеется, надо спасать экономику. А для этого, прежде всего, сокращать налоговое бремя. Малый бизнес и фермерские хозяйства предпочтительнее освободить от налогов. Человек, который деньги зарабатывает, лучше знает, как их тратить. И эффект от его вложений будет максимальный. Кроме того, государству давно пора возвращать доверие к себе – проводить судебную реформу. Судьи должны, наконец, стать независимыми равно от законодательной и исполнительной властей. И от народа, кстати, тоже. Они ни на кого не должны оглядываться, только на Закон. Но при этом, чтобы судебная власть не оторвалась от народа, надо существенно расширить право на суд присяжных. Между прочим, мы любим ругать судей за несправедливо, как нам кажется, вынесенные решения. Но винить часто надо не судей, а законодателя. Законодатель принял закон. А уж законодателя выбирали мы. И сейчас выбираем. Какого выберем, такие законы и получим.
Беседу вела Надежда Галкина.

"Авторитарные режимы никогда не сменяются через выборы": препарируем одну ложь и глупость

Оригинал взят у v_milov в "Авторитарные режимы никогда не сменяются через выборы": препарируем одну ложь и глупость
Одна из самых больших глупостей, которые мне доводилось слышать в российской политике - «авторитарные режимы никогда не сменяются через выборы». (Эту формулировку, как правило, используют сторонники бойкота выборов для оправдания того, что есть какой-то другой, более правильный путь смены авторитарных режимов.)

В этой фразе прекрасно то, что она ровно противоположна реальности. То есть не то что ситуация 50 на 50, а наоборот — примерно в 95% случаев смена авторитарных режимов происходила именно что через выборы либо с ключевым влиянием события выборов, а исключения крайне редки и настолько специфичны, что трудно вообще их приводить в пример.

Вот вам большой список конкретных кейсов.

Восточная Европа-1989-1990. Практически во всех странах Восточной Европы смена власти в 1989-1990 годах происходила именно через выборы. В коммунистической Польше на выборах 1989 года победила Солидарность, в Чехословакии (1990) — Гражданский форум, в Венгрии (1990) — Демократический форум. Даже в ГДР, где случилось яркое историческое событие — падение Берлинской стены, смена власти произошла на выборах марта 1990 года, где победил восточно-германский Христианско-демократический союз во главе с Лотаром Де Мезьером, который и подписал соглашения об объединении Германии (кстати, в свете событий вокруг Крыма многие путинисты утверждают «а вот не было референдума об объединении Германии» - это не так, в марте 1990 года в ГДР прошли выборы, на которых победил ХДС во главе с Де Мезьером, прямо шедший на выборы с главной идеей объединения Германии, и благодаря итогам выборов он получил на это народный мандат).

На фото: лидер восточногерманского ХДС Лотар де Мезьер приведен к присяге как новый премьер ГДР по итогам первых в стране свободных выборов. 12 апреля 1990 года — позже он подпишет документы об объединении Германии



Югославия-2000. Милошевич проиграл выборы и вынужден был сдать власть.

Постсоветское пространство: Грузия-2003, Украина-2004, Молдова-2009. Все эти примеры мы хорошо знаем, тогда про-европейские правительства сменяли авторитарных правителей на выборах, и люди выходили на улицы именно с конкретной целью защитить победу своих кандидатов на выборах.

Испания-1975: после смерти Франко начался постепенный переход к демократии, включавший принятие новой Конституции 1978 года и проведение свободных выборов.

Греция-1974: назначенный военной хунтой президент Гизикис после поражения в кипрском военном конфликте назначает свободные выборы, на которых побеждает оппозиция. Власть режима «черных полковников» заканчивается.

Турция-1987: правящая партия — наследник военной диктатуры проигрывает референдум по поправкам в Конституцию, разрешившим в итоге участвовать в политике ряду оппозиционных политических деятелей, бывших ранее под запретом, в том числе Сулейману Демирелю, который выигрывает выборы в парламент и становится премьером в 1991 году.

Латинская Америка:

Аргентина-1983. Военная диктатура пала после выборов, на которых победил Рауль Альфонсин.

Чили-1988. Знаменитый референдум о продлении полномочий, затеянный — и в итоге проигранный — Пиночетом.

Бразилия-1985. Военная хунта проиграла президентские выборы оппозиции, период диктатуры в Бразилии закончился.

Боливия 1982-1985: Переход от военной хунты к демократии через серию парламентских и президентских выборов.

Мексика-2000: Правившая более 70 лет Институционально-революционная партия (аналог нашей «Единой России») проигрывает президентские выборы.

Африка:

ЮАР-1994. После нескольких лет постепенного демонтажа апартеида, в 1994 году проведены первые полностью свободные выборы, на которых победил АНК во главе с Нельсоном Манделой.

Азия:

Южная Корея-1992. Победа лидера демократической оппозиции Ким Ён Сама на выборах завершила период авторитаризма в Южной Корее.

Филиппины-1986. Выборы президента, на которых победила кандидат от оппозиции Корасон Акино. Диктатор Фердинанд Маркос попытался сфальсифицировать итоги выборов, но его поддержка оказалась недостаточной, и он вынужден был бежать.

Пакистан-2008. Диктатор Первез Мушарраф вынужден был уйти с президентского поста в результате победы оппозиции на выборах.

Самое свежее:

Мьянма-2015: После нескольких раундов выборов (2012 и 2015) оппозиция во главе с Аун Сан Чу Чжи в итоге получает большинство и впервые за десятилетия формирует правительство после долгих лет власти военной хунты и ее ставленников.

Венесуэла: Здесь оппозиция ведет долгую и сложную борьбу с чавесистами за демократизацию страны, попробовали и опыт бойкота выборов (неудачно: подробнее обо всем этом здесь), однако в итоге в 2015 году, после долгих лет упорных попыток, оппозиция все же получает большинство в парламенте и сейчас борется за импичмент президента Мадуро. Эта история развивается прямо на наших глазах.

Зимбабве: В 2008 году оппозиционное Мугабе Движение за демократические перемены уже добилось промежуточного успеха, сформировав правительство во главе со своим лидером Морганом Чангираи (хотя отстранить Мугабе от власти и не удалось, и в 2013 году Чангираи потерял свой премьерский пост). Однако оппозиция готовится к новым выборам 2018 года и шансы свалить Мугабе есть.


Конечно, участие и в итоге победа оппозиции на выборах в диктаторских режимах были делом многолетним и сложным, и сопровождались другими формами протеста, в том числе массовыми уличными акциями. Однако ключевой элемент здесь — обретение общенациональной легитимности через участие в выборах, в противном случае власть никто бы не отдал.


Есть два примера, который часто используют в качестве иллюстрации «смены авторитарных режимов через революцию, а не выборы» - СССР-1991 и Украина-2014. Однако тут далеко не все так просто.

СССР-1991. Когда утверждают, что власть в СССР сменилась не через выборы, то обычно говорят об августовском путче-1991. Путчисты вывели танки, народ вышел на улицы, и режим развалился. Однако это упрощенная трактовка ситуации. В реальности дело было так: в 1990-1991 в РСФСР, крупнейшей республике Союза, прошли два раунда выборов, на которых победили противники КПСС (в марте 1990 года на парламентских выборах — Демроссия, в июне 1991 года на президентских — Борис Ельцин). При этом советское руководство ни на каких выборах не избиралось. Президент Горбачев испугался пойти на прямые всенародные выборы, и в марте 1990 года был избран на свой пост послушным большинством советских депутатов, большая часть которых в 1989 году была им же и назначена. Про ГКЧП и говорить нечего.

В августе 1991 года это было крайне важным обстоятельством, сильно повлиявшим на исход дела: мы имели противостояние полностью легитимной российской власти, только что избранной на выборах, против полностью нелегитимной и никогда никем не избиравшейся советской. Это было одним из безусловных факторов, повлиявших на действия ряда силовых структур (Альфы, ряда генералов и подразделений, перешедших на сторону Ельцина) и в итоге на исход дела. Таким образом, выборы сыграли решающую роль в событиях августа-1991 в СССР.

Во многих национальных республиках СССР, напомню, еще до ГКЧП прошли выборы, победители многих из которых объявили о независимости от СССР. Снова — через выборы.

Украина-2014 (Майдан). Популярна упрощенная трактовка, что якобы вот люди просто вышли на улицу, и режим Януковича пал. В реальности это не так, и выборы разного уровня сыграли в событиях Майдана ключевую роль:

  • Само решение об отстранении от власти сбежавшего Януковича принимала Верховная Рада, избранная в октябре 2012 года, где про-европейским партиям непосредственно в момент выборов не удалось сформировать большинства, однако за счет ряда перебежчиков-депутатов из лагеря Януковича это в итоге получилось. Выборы в Раду 2012 года, таким образом, хотя и не позволили тогда победить Януковича, тем не менее, заложили фундамент для быстрого формирования в Украине легитимной власти после побега президента (именно легитимной власти — в отличие от распространяемой в России версии о «госперевороте», в Украине смена власти осуществлялась законно избранным парламентом, выборы которого в 2012 году признали полностью легитимными даже российские власти).

  • Во время противостояния на Майдане ключевую роль играл фактор приближавшихся президентских выборов 2015 года, и эскалация на Майдане случилась после принятия т. н. «законов 16 января», которые продавил Янукович голосованием с поднятием рук даже без честного подсчета голосов депутатов. Эти законы предполагали проведение президентских выборов-2015 по российскому или белорусскому сценарию — при вновь вводившихся резких ограничениях свободы СМИ, политической деятельности, митингов и т. п. Попытка Януковича заранее «украсть» президентские выборы через принятие «законов 16 января» вызвала резкое ожесточение протестов и рост насилия — так как для сторонников Майдана президентские выборы виделись как раз естественным способом разрешения кризиса.


Так что и в СССР-1991, и в Украине-2014 выборы сыграли ключевую роль в обвале авторитарных режимов.

А были ли исключения?

Могу назвать всего несколько (если не считать свержения диктаторов в результате внешних интервенций), и все эти примеры, на мой взгляд, не очень релевантны для России. Они либо происходили в странах с экстремальной бедностью и многолетним правлением реально жестоких диктаторов, чаще всего — в результате вмешательства военных (России это не грозит), а часто толком и не заканчивались чем-то, что можно считать переходом к демократии. Итак:

Португалия-1974. Военные свергли режим Салазара-Каэтану. Только через год в Португалии пройдут свободные выборы и начнется переход к демократии.

Гаити-1986. Жан-Клод Дювалье сбежал после многомесячных кровавых протестов по всей стране. Однако это все же особый случай: Гаити была доведена Дювалье и его папашей до крайнего состояния и до сих пор является одной и самых бедных и неблагополучных стран в мире.

Парагвай-1989. Свержение диктатора Альфредо Стресснера в результате военного переворота. Также в одной из самых неблагополучных стран после многих десятилетий диктатуры. Выборы военные назначат только позже.

Румыния-1989. Чаушеску был свергнут в результате уличных протестов и заговора генералов, а не выборов. Однако здесь есть важное замечание: все это происходило синхронно с событиями конца 1989 года в Восточной Европе, где, как уже было отмечено выше, выборы сыграли ключевую роль в смене коммунистических режимов, так что Румыния в значительной степени оказалась подвержена общему воздействию восточноевропейской волны, где участие оппозиции в выборах стало главным инструментом свержения авторитаризма.

Индонезия-1998. Под давлением массовых протестов и бунтов диктатор Сухарто вынужден был уйти в отставку, начался переход к демократии. Армия, как считается, сыграла значительную роль в уходе Сухарто.

Арабская весна-2011. В событиях арабской весны, действительно, выборы не играли роли, и уличные протесты и последовавшие во многих странах вооруженные конфликты были не связаны с выборами. Однако, во-первых, большой вопрос, насколько эти события релевантны для России, а во-вторых, только в одной из стран арабской весны (Тунисе) эти события привели к установлению какой-никакой функционирующей демократии. В Египте они привели к смене одной диктатуры на другую, в Ливии и Йемене — к нестабильности и фактическому распаду страны, в Сирии — то же самое, только еще хуже: диктатор продолжает удерживаться у власти ценой сотен тысяч жертв, и конца этому не видно.

* * *

Так что, на мой взгляд, доказательная база очевидная: в подавляющем большинстве случаев диктаторские режимы падали в результате усилий по участию оппозиции в выборах — каким бы сложным это ни было, каким нечестным не был бы выборный процесс.

* * *

Почему в российских интеллектуальных и антивластных кругах господствует скептическое отношение к выборам?

Честно говоря, я считаю это ключевой причиной длительного сохранения Путина у власти. Именно пассивность его оппонентов и отстраненное отношение к выборному процессу. Его можно было попробовать свалить еще на президентских выборах 2012 года, когда по стране прошли массовые протесты, а у Путина был рейтинг чуть выше 40%.

Во всех странах, где оппозиция в итоге побеждала (да, откровенно говоря, и в СССР 1990-1991 годов), имел место очевидный фактор: единение всех антивластных сил, интеллектуалов, независимых журналистов, медийных персон вокруг идеи поддержки оппозиции на выборах. Выборы во всех этих странах, где в итоге был достигнут успех, всегда рассматривались как реальная возможность поменять ситуацию, а не как нечто, на что нужно махнуть рукой. Были неудачные опыты бойкота, типа как в Венесуэле в 2005 году, но они именно что считаются неудачными примерами. А тактика участия в выборах, напротив, приносила успех — хотя и далеко не сразу.

Пассивность нашей интеллектуальной и медийной общественности в отношении к выборам — ключевая причина сохранения путинской диктатуры. «Все равно все нарисуют как надо», «лучше заняться своими делами», «нельзя легитимировать фарс», «авторитарные режимы не меняются в результате выборов» (хотя мы только что выяснили, что последнее утверждение — ложно) — все эти постоянно повторяемые мантры легко ложатся на восприятие обычного избирателя, который пусть многим и недоволен, но не видит, как он в одиночку может поменять систему. Избиратель махает рукой, СМИ махают рукой, медийные персоны махают рукой — в результате власть получает такой результат выборов, какой хочет, хотя все могло бы быть совершенно иначе даже в наших условиях хотя бы при мало-мальской мобилизации.

Таким образом, наша интеллектуальная и медийная общественность, призывающая игнорировать выборы, по сути, вносит не менее существенный вклад в сохранение путинской диктатуры, чем сам Путин и его клика. Совершенно не предлагая при этом никакой альтернативы (в лучшем случае «ждать пока все само развалится» - однако, учитывая пассивность нашего населения, этого можно ждать долго).

Думаю, что это следствие эгоистической позиции - им комфортно быть "первыми парнями на деревне", заливаясь постоянно в эфирах как все плохо и собирая "лайки", но при этом не принимая на себя тяжелую черновую политическую работу, и вечно сохраняя себе популярность "главных европейцев в азиатской стране". Мог бы назвать пару ярких фамилий таких медийных балбесов, прохлаждающихся постоянно между Москвой и заграницей, но не стану.

Ну а что касается тезиса «диктатуры не уходят в результате выборов», то см выше — этот тезис, один из главных у бойкотчиков, в корне неверен.

По конкретным предстоящим выборам 18 сентября выскажусь чуть попозже, однако я уже писал о том, как бойкот выборов в Мосгордуму в 2014 году не позволил малой кровью получить контроль над важнейшим региональным парламентом страны, а также о том, что на этих выборах причитать о том что «не за кого голосовать» - бессмысленно, голосовать есть за кого. Читайте, думайте, голосуйте.

Захват телевидения.

25 лет назад 17 марта 1991 года в СССР прошел референдум с вопросом: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности».
За несколько дней до референдума по нашему областному телевидению был организован круглый стол. Демократов на эту передачу не позвали. Областная организация Демократический выбор приняла решение попытаться прорваться на передачу, пользуясь удостоверениями депутатов. Закон о статусе депутата в то время позволял депутату беспрепятственно проходить на любое предприятие.
Двое городских депутатов Шаклеин и Белова (обоих уже нет в живых) и я областной депутат поехали на телестудию. Мы без проблем прошли через охрану и попали в помещение, от куда должна была вестись прямая трансляция. Режиссер встретила нас словами о том, что если мы попытаемся принять участие в передаче, то председатель Свердловской областной телестудии Костоусов даст команду вместо этого круглого стола показать художественный фильм. Но при этом сообщила, что Костоусов смотрит такие передачи только первые несколько минут.
После такой информации мы втроем приняли решение остаться за кадром первые 15 минут, а затем войти в кадр и потребовать нашего участия. Первые 15 минут передача была довольно скучной. Все участники говорили о необходимости проголосовать за сохранение СССР. Круглый стол смотрело не много людей. Когда мы появились в кадре, операторы показали наше появление как захват телевидения. Известие о захвате телевидения разнеслось по всей области. Популярность передачи резко подскочила.
Если кратко, то наша позиция тогда заключалась в нежелании дальше жить при социализме. Поэтому мы призывали жителей области на референдуме сказать нет.
На следующий день в областном Совете была разборка моего поступка как недостойного поведения депутата. Народ реагировал противоположным образом. В городском транспорте и во всех общественных местах меня сразу узнавали и выражали поддержку. Свердловская область стала единственным регионом в России, в котором большинство граждан проголосовало на референдуме против сохранения СССР.

Зубов "Цена катастрофы"

Это надо смотреть всем, что бы потом не рассказывать ложь об успехах ленинской пропаганды. Этих успехов никогда не было. Народ из страха делал вид, что верит коммунистам, но никогда на самом деле им не верил.
Большевики были оккупантами России. Они грабили и уничтожали Россию. Коммунисты уничтожили русский народ, превратив его в бесправных люмпенов. Жестокость коммунистов была ужасающей. Только за один год Ленин уничтожил голодной смертью более 5 миллионов человек.
Власть коммунистов держалась на страхе. Когда страх закончился, СССР перестал существовать.
Об этом надо помнить. Все, кто был членом КПСС, являются соучастниками преступлений этой партии.

Это надо видеть

Оригинал взят у dmitrykogan в Это надо видеть
Ребята из Фонда Борьбы с Коррупцией Алексея Навального себя превзошли. Раскопали и экранизировали историю обогащения крупнейшей мафиозной империи, созданной под крышей Генпрокуратуры РФ. Отставка Чайки после этого должна стать неотвратимой, отставка Путина - следующей. Конечно, ни Пуйло, ни простипутки так не думают, но с каждым новым расследованием ФБК им все труднее оправдываться. Часто они уже и не пытаются, как в истории с домом Шойгу. Но в данном случае тяжесть преступлений и сила доказательств такова, что просто так от этого расследования не отмахнешься.




Фильм и полный текст chaika.navalny.com/